FoxsNews.ru
Новости России и мира

Мураховский посоветовал НАТО сделать правильные выводы из учений «Запад»

29

Стратегические российско-белорусские учения «Запад-2021», завершившиеся на прошлой неделе, очень встревожили западные СМИ. Почему? Что было на этих учениях такого, чего не бывало никогда раньше? На что не обратили внимания журналисты, освещавшие масштабные маневры? Об этом «МК» рассказал ведущий российский военный эксперт, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии, главный редактор журнала «Арсенал Отечества»   полковник запаса Виктор Мураховский.

— На мой взгляд, — считает эксперт, — самым важным на этих маневрах стало согласованное применение практически всех видов и родов войск вооруженных сил. За исключением, понятное дело, Ракетных войск стратегического назначения.

— Представляю, какой бы на Западе разразился скандал, если бы еще и РВСН приняли участие в этих маневрах. Но с другой стороны, что нового в том, что разнородные силы и средства взаимодействовали в единой группировке? У нас давным-давно уже не проводятся учения, где отдельно воюют Сухопутные войска, отдельно — авиация и отдельно — флот.

— Все верно. Но на сей раз была создана группировка, которая позволяет интегрировано применять различные виды вооруженных сил и рода войск. Это и система разведывательно-огневых, разведывательно-ударных контуров, использующая дальнобойные средства стратегической дальности и разведки, что позволяет нам оперативно развертывать систему управления, целеуказания и наведения в угрожаемый период на стратегических направлениях.

На учениях была смоделирована стратегическая операция на Западном театре войны.

— Что такое «театр войны»?

— У нас это обозначает несколько театров военных действий на стратегических направлениях.

— Каких именно в данном случае?

— На северо-западе это войска и силы Северного флота. Напомню, что сейчас он имеет статус военного округа и объединенного стратегического командования. То есть в него входит не только сам флот, но и другие рода войск и виды Вооруженных сил. Одновременно на юго-западном стратегическом направлении были задействованы части и силы Южного военного округа и Черноморского флота. То есть, по сути дела, операция проводилась на всем театре войны западного направления.

— Получается, если использовать терминологию Великой Отечественной войны, мы как бы сражались сразу на нескольких фронтах?

— Да. Если говорить о понятии «фронт» времен Великой Отечественной, то по масштабу «Запад-2021» — это практически весь советско-германский фронт, плюс еще несколько операционных направлений. Но, понятное дело, сейчас возможности вооружения, военной техники и средств разведки возросли многократно. Так что можно считать, что по размаху эти учения намного шире, чем бои на западе периода Второй мировой. И по времени сегодняшние боевые действия более скоротечны, и применение вооружения тоже существенно возросло.

— И мы сегодня на всех этих фронтах победили противника, пусть и условного?

— На учениях по-другому не бывает. Они предназначены для того, чтобы не только проверить системы управления, действия подразделений, частей, вооружений, но и, чтобы отработать некоторые новые формы и способы их применения. Естественно, в этих условиях военные показывают СМИ и приглашенным наблюдателям лишь то, что считают нужным показать. Что не считают — не показали.

— Ну вы приоткройте хоть чуть-чуть завесу над тем, что не показали. Давайте поговорим об этом.

— Давайте все-таки приоткрывать я не буду, а только намекну. К примеру, о боевых роботах. Как помните, министр обороны на наблюдательном пункте полигона «Мулино» специально обратил внимание Верховного Главнокомандующего на их работу. Первый робототехнический комплекс был у нас принят на вооружение в 2003 году. С тех пор много времени прошло, и вот кое-что из этих разработок показали в этом году на учениях. Но помимо этих, естественно, у нас есть и другие системы роботизированного вооружения, которые военные не показали. 

— Но это если говорить об оружии. А что касается системы управления? Чтобы управлять такими крупными разнородными войсковыми группировками, нужна мощная стройная система управления войсками. Насколько я знаю, еще лет десять назад для нас это было довольно большой проблемой. А что сейчас?

— Все мы наблюдали эту проблему в полный рост во время событий 2008 года в Грузии, когда для управления войсками командующий использовал телефон, который брал у журналиста, а его командный пункт размещался на обычном «бэтээре». На нем он и пробивался к своим войскам.

Сейчас, конечно, положение дел абсолютно другое. Я бы сказал так: наша система управления от подвижных до воздушных и заглубленных командных пунктов представляет собой единый цельный механизм. Конечно, корреспонденты СМИ на учениях этого не видят. Они видят лишь ту картинку, которую для них генерирует Департамент информации и массовых коммуникаций Минобороны. И он правильно делает. Это его работа — красиво, ярко, убедительно показывать, как на учениях всё ездит, стреляет, свистит, взрывается и летает. Но если оторваться от этой красивой картинки на местности, мысленно приподняться «на планетарный уровень», то начинаешь понимать масштаб и размах этих организованных действий от Баренцева и Северного морей до Черного моря и некоторых частей Атлантики. Начинаешь видеть пространство, где взаимодействует все — воздух, космос, земля, вода и то, что под водой. Я имею в виду оружие, средства разведки и управления воздушного, космического, наземного, надводного и подводного базирования. Это очень даже впечатляет.

Мураховский посоветовал НАТО сделать правильные выводы из учений «Запад»

— Вы сейчас говорите о таких вещах, которые слушаешь и представляешь себе какие-то компьютерные цифровые системы управления войнами будущего…

— Ничего удивительного. Мы к ним ближе, чем вы думаете. Некоторые журналисты, включая меня и вас, уже бывали в Национальном центре управления обороной страны. И там, надо понимать, кроме тех помещений, куда мы могли заходить, есть еще и те, куда есть доступ только президенту — Верховному Главнокомандующему, министру обороны и начальнику Генштаба. Для них сейчас нет никаких проблем, чтобы в считаные секунды связаться с любым гарнизоном, будь он в Арктике или на Камчатке, или с кораблем где-нибудь в Средиземном море. Так что, конечно, опережающее развитие систем и пунктов управления, подготовки командиров и штабов уже дало свои серьезные результаты.

— Насколько я понимаю, в этом помимо министра обороны огромная заслуга нынешнего Генерального штаба и его начальника?

— Безусловно. Начальник Генштаба у нас человек не слишком публичный, но он проделал огромную работу по подготовке офицеров и генералов для управления войсками. По сути дела, эта система у нас прошла коренную реорганизацию и модернизацию. Должен сказать, вклад Валерия Васильевича Герасимова в этот процесс был определяющим и решающим. Я прекрасно помню, как он активно занимался этим, еще будучи заместителем начальника Генштаба. Именно тогда закладывались основы, подходы и техническая основа того, что мы видим сегодня.

— Журналистам ведь на учениях, наверняка, работу этой системы управления не показали?

— Конечно, им этого никогда не показывают. Они, в лучшем случае, мельком видят картинку с командного пункта, когда туда приезжает президент. Хотя на некоторых учениях иногда все-таки появляется возможность чуть-чуть, краешком глаза взглянуть на реально действующую систему управления войсками. Хотя бы, к примеру, на полевые мобильные командные пункты.

Недавно, когда мне довелось побывать на учениях в Крыму, на полигоне Опук, там вдруг внезапно появились снимки с командного пункта автоматизированной системы управления войсками армейского корпуса. Должен вам сказать, что сейчас эта система находится у нас на очень высоком уровне.

— Получается, о работе системы управления войсками мы, журналисты, можем судить лишь косвенно, оценивая ее с точки зрения того, какими мощными разновидовыми войсковыми группировками она способна управлять? А как вы думаете, на Западе наши возможности управления войсками смогли оценить?

— Я вас уверяю: кроме ни к чему непригодных западных парламентариев, которые строчат очередные бесполезные бумажки в своем Европарламенте, в странах Запада все-таки есть еще военные специалисты, которые прекрасно поняли все то, что было продемонстрировано на учениях «Запад-2021».

— И что они поняли?

— Думаю главное — и я абсолютно в этом убежден — они поняли, что даже дергаться в нашу сторону не стоит. Нельзя с помощью военной силы предпринимать каких-либо серьезных действий против России. Причем я даже не говорю об оружии массового поражения. Здесь они уже давно уяснили: если что, помирать им придется однозначно. Я в данном случае говорю об их надежде, которая длительное время существовала, когда они считали, что превосходят Россию на западном направлении (для них, правда, это направление восточное) в системах управления, высокотехнологичных образцах вооружений, средствах разведки и тому подобном.

— Думаете, теперь этих надежд больше нет?

— Они улетучивались постепенно, по мере того, как успешно осуществлялось военное строительство в Российской Федерации.

— И сейчас уже потеряны окончательно?

— Надеюсь. Тем более, что сейчас на этих маневрах могли в этом окончательно убедиться — в период учений на границах нашем воздушном пространстве и в территориальных водах просто роились самолеты-разведчики и корабли самых различных стран. Очень сильно любопытствовали.

— Чего им было роиться? Ведь на учения официально приглашали военных атташе многих стран? Ни от кого ничего не скрывали.

— Конечно. Но понимаете, как при размахе учений от Северного Ледовитого океана до Средиземного моря за всем сразу уследить? Ну посидит этот военный наблюдатель в пластиковом кресле на полигоне «Мулино» и что? Сами понимаете, масштаб не тот, что он там увидит?

— Ну, мы всех этих любопытствующих, наверное, не очень отгоняли от границ? Нам же и самим было важно, чтобы они посмотрели, сделали выводы.

— Да мы никого от границы не отгоняем. Если их не нарушаешь, то смотри, как говорится, на здоровье. Докладывай своему политическому руководству, рассказывай: нам, дескать, придется туго, если мы вдруг начнем надувать щеки против России или устраивать провокации.

Среди самих военных стран НАТО, между прочим, довольно много вполне логично мыслящих, адекватных и образованных людей, который всё прекрасно видят и правильно понимают. Другое дело, что, как правило, в каких-то их публичных выступлениях это не принято официально признавать.

Обычно преувеличением возможностей Россия они занимаются во время выступлений в парламентах, когда отстаивают свой бюджет, проще говоря, просят денег. Тогда, конечно, они начинает всех пугать, рассказывая, что за спиной у них стоит российский монстр. И если денег не дадите, то этот монстр нас всех сожрет.

И другой вариант, когда они выступают где-то на публике, по телевизору. В этом случае, наоборот, они, как правило, уверяют, что круче всех, внушая своим согражданам уверенность в завтрашнем дне.

— Скажите, учение такого масштаба как «Запад-2021» Европа сегодня смогла бы провести?

— Если в целом посмотреть на те силы и средства, что были задействованы в серии последовательных натовских маневров «Защитник Европы- 2021», то сопоставимые количества войск и техники они, пожалуй, наберут. Но учтите, что в них участвовали десятки государств. Эти учения проводились на сопредельных с Россией территориях. Например, на территории Латвии, где ездили немецкие и прочие танки достаточно близко к нашим границам.

Эти их учения начались еще в апреле и продолжаются еще до сих пор в весьма специфической форме. В основном это все местные маневры — серия из последовательных учений, где в основном задействованы группировки войск той страны, на территории которой они проводятся.

— Но я говорю не о таких, которые растянуты во времени: чуть-чуть вчера, чуть-чуть завтра. А так как у нас: коротко, емко на всех направлениях?

— Нет, за последние годы ничего подобного, когда было бы задействовано такое количество войск, вооружений и военной техники, применяемые в столь сжатые сроки, я у них не припомню. Скорее, о чем-то подобном можно было говорить в годы «холодной войны».

— А вообще они способны осилить такие маневры? У них в НАТО есть подобная нашей система управления войсками?

— Конечно есть. Прежде всего у США, которые активно развивают свои системы управления войсками и стратегического, и оперативного, и тактического уровней.

В период после развала Союза, за 90-е годы они нас опередили. Например, систему управления войсками тактического уровня FBCB2 они первыми внедрили. Хотя Советский Союз ее тоже когда-то начинал внедрять, но с развалом СССР всё сразу прекратилось. Ну, а когда президентом стал уже Владимир Путин, министром обороны Сергей Шойгу, а начальником Генштаба Валерий Герасимов, то в этот период были, я бы сказал, предприняты беспрецедентные меры и усилия по созданию принципиально новой системы управления войсками.

По сравнению с 2014 годом мы видим ее эффективность, когда войска уже абсолютно не испытывают затруднений с применением и взаимодействием под единым командованием. И у нас теперь на стратегических направлениях уже созданы достаточные группировки сил, которые могут решать не только оперативные, но и стратегические задачи.

— Почему вы вспомнили 2014 год?

— Потому что, когда в 2014 году разразилась вся эта «бида» на Украине, то у нас на приграничных с Украиной территориях вообще не было воинских частей. Теперь работа в области создания группировок войск и сил идет. Она находится, я бы сказал, практически в завершающей стадии. Вспомните сообщения СМИ: то там дивизия появилась, то здесь.

— Но то, что эти части теперь есть на границе с Украиной, сильно не нравится Европе.

— Ей много чего не нравится. Но это наше дело, что и как делать на своей территории. А если кому-то не нравится, выражайте протесты. Что они, собственно, и делают в Европарламенте по различным поводам.  Но хочу напомнить, что мы, в отличие от Западной Европы и НАТО, не держим чужого ядерного оружия на своей территории. И как США, не размещаем собственное ядерное оружие в других странах. Свое ядерное оружие мы держим исключительно у себя. Так что с их стороны какими-то обвинениями я бы взаимно «перестреливаться» не стал — все равно не в их пользу будет. А европейцам бы посоветовал: смотрите на наши учения, оценивайте наши и свои возможности и делайте правильные выводы. 

Источник: www.mk.ru

Читайте также