FoxsNews.ru
Новости России и мира

Полностью раскрыта схема побега пятерых гангстеров из подмосковного ИВС

16

Побег пятерых заключенных из изолятора временного содержания в подмосковной Истре в ночь на пятницу потряс своей простотой. Сложилось впечатление, что бандиты, среди которых особо опасный убийца, вышли не из тюрьмы, а из санатория, где даже на ночь не закрывают двери. Почему такое стало возможно, мы выяснили из первых рук. Проанализировать побег для «МК» согласился на условиях анонимности бывший начальник одного из ИВС в Московской области, который изнутри знает, как устроена работа подобных учреждений.

— Интересует ваше мнение как профессионала – почему вообще стал возможен этот побег? Какие вопросы сразу пришли на ум?

— Вопросов много. Первый — пересадка убийцы в камеру к крадунам. (Александр Мавриди, обвиняемый в убийстве «колбасного короля» Владимира Маругова, накануне побега, 5 августа в 22.00 был переведен из одноместной в семиместную камеру, где сидели молдаване, обвиняемые в налетах на частные дома. – Прим. авт.)

Второй — почему молдаване, проходящие по одному делу, содержались в одной хате. Обычно это не практикуется: фигурантов по одному делу не сажают вместе. Третий вопрос по замку: он ставится на специальные шпильки, по идее, снять, пусть даже гаечным ключом, его невозможно (по официальной версии, преступники выбили окно «кормушки» и открутили замок с помощью гаечного ключа. – Прим. авт.)

Четвертый, банальный — как этот ключ ранее не был найден при обыске. Пятый – почему не сработала тревожная сигнализация: она установлена не только у дежурного ИВС. Шестой — пути отхода: «продолы» (коридоры ИВС) закрываются решетками и дверьми на выходе из ИВС. С задней стороны эти решетки тоже должны быть закрыты. И на этих дверях должны стоять замки камерного типа. Седьмой — это контроль за изолятором со стороны начальства и других служб.

— Вот и начнем с последнего. Как устроен ИВС и в каких нормативно-правовых актах (НПА) это прописано?

— Начнем с того, что вся деятельность ИВС регулируется федеральным законом о содержании под стражей №103 и аналогичным дспшным (для служебного пользования) приказом МВД №140. Там всё прописано. И в ночное время, и в дневное все камеры, двери и окна должны стоять на сигнализации. На стенах висят специальные кнопочки и датчики – пожарная и тревожная — противопобеговая сигнализация. Сигнализации дублируются в дежурной части самого ОМВД. Дежурный по ИВС при срабатывании сигнализации у себя не может отключить тревожный сигнал. Ор стоит такой, что кто угодно проснётся. Почему сигнализация не сработала – это уму непостижимо. Допустим, дежурный услышал шум и испугался выйти, но включить «тревогу» он точно мог! Если дежурный видит, что наружные двери ИВС еще не открыты, он связывается с дежурной частью ОМВД, личный состав облачается в спецодежду, берет спецсредства и заходит в изолятор. А если двери открыты, и люди уже вышли, дежурный по ИВС должен забаррикадироваться в дежурной части и опять же привести в действие тревожную сигнализацию.

— Как вся эта система проверяется?

— Схема такая: в ИВС есть дежурный по изолятору. У него есть либо помощник, либо просто полицейский ИВС, либо выводной. В зависимости от штата, может быть и несколько этих человек. Но судя по Истре – там были дежурный, а второй полицейский ИВС — его еще называют  «продольный». Этот «продольный» должен всю свою смену, которая длится не дольше 12 часов, ходить – в приказе дословно написано «бесшумно передвигаться» по «продолу» и смотреть в глазки камер. Если это он уже не делает — уже грубое нарушение.

Раз в сутки весь ИВС должны проверять и начальник отдела, и его зам по охране общественного порядка, так как в его подчинении и находится ИВС. Потом, соответственно, каждое утро и при каждой смене наряда утром проходит проверка: проводятся обысковые мероприятия в камерах. Их должна проводить новая заступающая смена, а сменяющаяся ждет. Это все должно проходить с участием кинологов с собаками, совместно с сотрудниками уголовного розыска. Не найти гаечный ключ, если все это соблюдать – бред сумасшедшего. Это в СИЗО, где арестанты обживаются месяцами, можно допустить наличие «курков» (тайников), а ИВС — транзитная зона. Проверять ИВС помимо дежурного и помощника должны: дежурный по ОМВД, ответственный по ОМВД, но, как правило, за них пишут соответствующие отметки дежурные ИВС. Дословно не помню, но по НПА ответственный по ОМВД  (из числа руководителей, заступающих на суточное дежурство) в ночное время, когда и был совершён побег, должен каждые два часа проверять ИВС. Плюс сотрудник из дежурной части ОМВД должен приходить. Есть специальные журналы, книга заступающего наряда и там все эти проверки должны фиксироваться – кто, когда и во сколько пришел. Это все по камерам проверят, и, думаю, эти ответственные люди должны как минимум лишиться своих должностей. 

— Как арестанты смогли выбить кормушку (окно для передач и приема пиши в двери камеры)?

— По поводу кормушки ситуация тоже очень странная. Она может не закрыться, но она тоже ставится на сигнализацию. Ее действительно можно выбить, на моей памяти такое было, если заключенные начинали бастовать или просто беситься. Но при этом грохот будет стоять на весь отдел от этих ударов. Надо по ней ногой очень сильно ударить. И это не так просто, с одного удара не получится, так как у кормушки есть упор – в открытом положении она становится как столик.

— Расскажите про устройство замка, который снесли беглецы. 

— Это замки камерного типа – их просто так не купить. Они изготавливаются на специальных заводах полуручным способом. К ним в комплекте идут длинные ключи с кольцом. На фото, опубликованных в Сети, видно, что на двери отсутствует, как раз этот замок. Он крепится на четырех длинных шпильках. Внутри камеры головки шпилек в виде больших клёпок, которые невозможно крутануть – они гладкие, без углов и ребер. Снаружи на шпильках несколько штук гаек. Эти гайки должны быть вокруг шпилек обварены. Кроме того, есть дополнительно ручная щеколда, которая закрывается только снаружи. И на ней тоже замок висит! Как этот засов открыть тем же гаечным ключом? Там просто не дотянешься. В теории можно сначала вылезти через «кормушку», но для этого надо быть худеньким, а сбежавшие — нехилые ребята.

— Давайте еще поговорим про систему видеонаблюдения. Уже появились фото видеокамер на внешнем периметре, по которым предположили, что провода вообще были обрезаны, и «глазки» не работали. Такое возможно без злого умысла?

— По опыту работы могу вот сказать: видеосистемы дублируются на общую дежурку, потом есть «глазки» в дежурной части ИВС, есть видеонаблюдение в каждой камере. Но они все беззвучные – писать со звуком запрещено. Есть еще камеры на внешнем периметре, которые вы и видели на фото, но их контролирует дежурная часть ОМВД. Вряд ли там специально что-то обрезали. Может просто техник заизолировал один провод не очень аккуратно, но на самом деле они работали. 

— Однако есть информация, что камеры внутри изолятора были отключены.

— Они дублируются на дежурку ОМВД, повторяю. И сервер даже не на этом этаже, я думаю. Просто так его не отключишь. Может быть такой вариант: все записи стерли уже после побега, чтобы скрыть нарушения (что дежурный не ходил, что никто на шум не выбежал), но такие вещи только с указания начальника ОМВД делаются.

— А сигнализация, значит, тоже была отключена?

— Обычно сигнализация включается в 22 часа, когда закончены все следственные действия, визиты адвокатов и т.д. Включают ее в дежурной части ОМВД. Всего есть три сигнализации – пожарная, охранная на двери-окна и противопобеговая, которая на стене висит. Похоже, имела место банальная халатность, и сигнализацию не включили. Может какой-то подменный дежурный был, который забыл ее включить.

— Как и при каких случаях переводят арестантов из камеры в камеру? 

— Когда в камеру заводят человека – его должны переводить не менее двух сотрудников. Если один – то это уже грубое нарушение. Если арестант нападет на конвоира, это огромный риск массового побега, так как у конвоира все ключи от всех камер и дверей. На этот случай, если идет нападение, есть специальный алгоритм. На снимке видно трубу – это ключеуловитель. Сотрудник должен сорвать с себя ключи и закинуть их туда. В данном случае переводить обвиняемого в убийстве категорически не должны были. Как и не должны были подельники сидеть вместе. Это тоже запрещено, для этого их и изолируют. Простые «продольные» такие вопросы не решают, и об этом, скорее всего, было договор с кем-то из начальства. А пятый арестант мог пойти к землякам «в гости». Возможно за вознаграждение, причём речь может идти о простой пачке сигарет в качестве благодарности «продольному». Это практикуют недобросовестные сотрудники. 

— Вопрос по отходу преступников и заднему двору. Насколько это вообще реально осуществить?

— На задний двор выход должен быть серьезно укреплен. По сути это второй путь в ИВС кроме основного, лежащего через дежурку, через который ни один беглец в здравом уме не пойдёт. В моём изоляторе стояла сначала решетка-отсекатель, как на «продоле». Именно с замком камерного типа. Далее — металлическая дверь с двумя ригельными замками со сложным механизмом. Далее — клетка, куда может въехать «КамАЗ», за ней ворота и калитка. Все тоже на замках. Как этот путь можно преодолеть без ключей, под камерами и сигнализацией я не представляю.

— Сколько может стоить такой побег? Какая зарплата у дежурного ИВС, и за какую сумму он может согласиться совершить преступление?

— У дежурного зарплата где-то 50 тысяч. Может, вообще имеет смысл не вопрос подкупа рассматривать, а вопрос давления? Может, на сотрудников или на их семьи как-то воздействовали через волю? У меня были сотрудники, которые переходили в ИВС из других подразделений, и их зэки буквально «чмырили», психологическое давление оказывали.

Но то, что бандитов сознательно выпустили – сомнений нет. Неслучайно возбудили дело против работников ИВС не по факту халатности, а по превышению должностных полномочий.

— По данным следствия, всего под подозрением в причастности к побегу – 12 сотрудников ИВС, двое дежурных арестованы. Почему такой большой круг подозреваемых?

— Я думаю, они взяли конвойных, которые возили этих заключенных, а также по несколько человек из дежурных смен и, возможно, кого-то из начальства.

— Можно предположить, кто на себя взял грязную работу? Вряд ли Мавриди скручивал замок?

— Однозначно замок вскрыли молдаване. Это крадуны-технари, у которых свой норматив. Бывало так: срабатывает сигнализация в коттедже, через 5 минут приезжает охрана, а на участке уже сейф раскуроченный валяется и никого нет. Им это сделать – раз плюнуть. Возможно, был такой вариант – они несколько дней этот замок курочили, потом как-то дали знать Мавриди: мол, хочешь бежать – есть вариант. Но нужны деньги на подкуп. И финансовую поддержку именно он обеспечивал.

— А как они вообще могли познакомиться?

— Там межкамерная связь отлично действует. Не нужно даже «маляв» писать, все через стену слышно. Опять же окна открыты – сейчас лето, через окно тоже можно что-то передать. Могли дежурного попросить какую-то записку передать, но это маловероятно.

Еще момент по общей ситуации с ИВС. Сама эта служба делится на два подразделения — изолятор и конвойную службу. Все подчиняются начальнику изолятора, который в непосредственном подчинении у начальника ОМВД. Но есть еще служба в главке, которая находится в Котельниках. По старому ее называют МОБ – милиция общественной безопасности.  Там есть отдел охраны порядка, который  курирует все изоляторы – проводит проверки и т.д. Мое мнение: они службу по региону убили. Эти сотрудники создают невыносимые условия труда, а реальной помощи не оказывают, хотя должны осуществлять практическую помощь. В итоге из-за такого подхода в конвойной службе в любом отделе ощущается дефицит кадров. По этой причине  на вакантные места ставят участковых, оперов, которые вынуждены охранять арестантов и перевозить их. Но, по сути, с ними никто занятия не проводит, внутренние приказы МВД не изучаются, люди не знают, как действовать в тех или иных ситуациях. ИВС — пороховая бочка любого отдела.  Не удивлюсь, если в Истринском ИВС трудились переведённые из других служб сотрудники, не имеющие должной подготовки. 

Кроме того не продумана логистика. Из-за неграмотного распределения между СИЗО конвой часами проводит в пути, а в ИВС оказываются вместе такие вот сплоченные между собой бандиты, как эти молдаване. СИЗО, как правило, находится далеко от ОМВД, и следователю, чтобы съездить к обвиняемому и подписать какую-то бумажку, приходится тратить целый день. Поэтому начальники ОМВД очень любят, когда заключенных привозят в ИВС – в этом случае следователю достаточно перейти в соседнее крыло. Но дольше 10 дней в ИВС никого держать нельзя. Отсюда и получается – куча лишних поездок и странные встречи уголовников, проходящих по одному делу, в общей камере.

Источник: www.mk.ru

Читайте также