FoxsNews.ru
Новости России и мира

Пятерка с плюсом

104

Сборная России из-за серии неудач двух заключительных дней Олимпиады в Токио опустилась в медальном зачете на пятое место — так низко, как никогда в своей истории не опускалась на летних Олимпийских играх. Но это, конечно, не то выступление, которое стоит приравнивать именно к провальному. И вполне достойный набор медалей, и обилие упущенных — в том числе, кажется, исключительно из-за несчастливых обстоятельств — шансов делают его похожим на шаг вперед по сравнению с предыдущими Олимпиадами.

Экстремальные — с кучей всяких антикоронавирусных ограничений, карантинами, почти без зрителей — Олимпийские игры в Токио завершились для сборной России экстремальной концовкой. За ней на родине, которую, как оказалось, ничуть не смутил ее официально нейтральный в связи с санкциями Всемирного антидопингового агентства (WADA) статус и которая всегда обожала всякие показатели, пытающиеся описать мировую спортивную иерархию, наверняка наблюдали со смесью восхищения и ужаса. Восхищения — из-за череды российских побед или просто ярких выступлений в рамках венчавшего Олимпиаду уикенда. Ужаса — из-за череды российских осечек в художественной гимнастике, волейболе, гандболе, которые безжалостно убивали надежду на то, что место в любимой иерархии будет достаточно высоким, чтобы без колебаний называть эту Олимпиаду успехом отечественного спорта. Только что сборная России, казалось, была готова даже драться с японской за третью — позади слишком очевидных лидеров, США и Китая,— строчку в медальном зачете. Поражения опустили ее на пятую, даже ниже британцев, которые все-таки обскакали россиян по числу завоеванных золотых медалей — 22 против 20.

Пятая позиция — это формально, если пренебречь деталями, содержанием, фактически провал. Для сборной именно России эта летняя Олимпиада была седьмой. И когда-то невозможно было представить, что она, главная наследница великой, практически непобедимой сборной СССР, выпадет из топ-тройки: в Атланте в 1996 году и в Сиднее в 2000-м Россия стала второй — вслед за американцами, в Афинах в 2004-м и в Пекине в 2008-м пропустила еще и Китай. Из тройки, уступив недавно и не замахивавшимся на такие высоты британцам, российская сборная все-таки выпала в 2012 году, а в 2016-м, уже потерзанная первой волной допингового кризиса, осталась четвертой и в Рио-де-Жанейро. Теперь она опустилась еще ниже.

Но в том-то и дело, что содержанием пренебрегать не стоит.

Чтобы побороть соблазн с ходу, безапелляционно признать эту Олимпиаду российской неудачей, прежде всего нужно взглянуть на цифры. 20 золотых, 28 серебряных и 23 бронзовые награды — это на самом деле очень неплохой набор, солиднее, чем был в Рио-де-Жанейро и даже предкризисном Лондоне.

В 2012 году у российских спортсменов на Олимпиаде было в общей сложности 67 медалей — на четыре меньше, чем в Японии, при тех же 20 победах, в 2016-м — 56 при 19. А по сумме призовых мест Россия в Токио была как раз третьей, и британцев с японцами обошла не на тоненького, а убедительно. Причем в ее пусть скромном, но скачке роль довольно радикального переформатирования олимпийской программы была минимальной. В программу Олимпиады в Токио включили целую пачку возвращенных в нее после перерыва или абсолютно новых видов и дисциплин. России, завоевавшей, например, два серебра в баскетболе «три на три», они тоже слегка помогли, но точно не так, как японцам, взявшим благодаря бейсболу с софтболом, карате и скейтбордингу полдюжины золотых медалей.

А еще важнее другой нюанс. Олимпиада — это, помимо всего прочего, время неожиданных, появляющихся из ниоткуда героев, пользующихся чужими ошибками, собственными озарениями, которые, бывает, больше никогда не повторяются. Без них не обходится. Такие герои были в Токио и у американцев с китайцами, и у британцев с японцами. Удивительно, но их — спортсменов, команд, прыгнувших выше собственной головы,— фактически не было в сборной России. Ее чемпионы в принципе не пользовались обстоятельствами (за исключение можно принять разве что российское золото в женском командном многоборье в спортивной гимнастике после нервного срыва американской примы Симоны Байлз). Среди них не обнаружишь никого, чей взлет было бы трудно объяснить, «неправильных» вопреки логике триумфаторов. Все чемпионы, в том числе из видов, либо долго, либо ни разу не приносивших золота,— плавания, стрельбы, тхэквондо,— раскрылись не в Токио, а раньше. А по ходу минувшего олимпийского цикла, по ходу позапрошлого они своими результатами успели доказать право войти в шорт-лист фаворитов, иногда — возглавить его.

Наоборот, эффект обстоятельств, медальный недобор — это, скорее, про российские проигрыши в борьбе за чемпионство. Про гимнаста Дениса Аблязина, уступившего сопернику в опорном прыжке при равенстве баллов. Про лучницу Елену Осипову, проигравшую золото в «лотерейной» перестрелке. Про прыгунью с шестом Анжелику Сидорову, которая, конечно, была бы готова лучше, если бы не санкции в отношении российской легкой атлетики, лишившие ее соревновательной практики. Про фехтовальщицу Инну Дериглазову, будучи, безусловно, сильнейшей рапиристкой, попавшую в финале на как раз ухватившуюся за то самое выпадающее раз в жизни звездное мгновение американку Ли Кифер. Про мужскую волейбольную сборную, которая уже добилась перелома в финале с французами, но на тай-брейке все с таким трудом добытое с чудовищной легкостью разбазарила. Про некоторых борцов и некоторых боксеров. Наконец, разумеется, про представлявшихся неуязвимыми гимнасток-«художниц», чьи проигрыши, видимо, еще долго будут обсуждать в контексте неожиданных оценок.

У этой российской «неэффективности», так контрастировавшей с эффективностью британской и особенно японской, есть и обратная сторона, если говорить о ближайших перспективах. А вдруг за три года, до Олимпиады в Париже, сборная России научится бережнее относиться к шансам? А вдруг еще лучше освоит технологии по «реабилитации» когда-то исправно приносивших призы, но сдувшихся видов и вниканию в те, что на заре нынешнего века воспринимались как необязательная для плотного освоения экзотика, раз уж получилось с тхэквондо, баскетболом «три на три», луком, академической греблей? Впрочем, не менее актуальным теперь, например, представляется и вопрос насчет того, а не захотят ли те, кто отвечает за судейские трактовки, эксперимент, начатый в художественной гимнастике, продолжить в похожих на нее жанрах? В свете происшедшего в Токио никто ведь уже не будет шокирован, если в Париже окажется, что российские программы в синхронном плавании уже не космос по сравнению с остальными, а спортсменок, их исполняющих, можно подвинуть с верхней ступеньки пьедестала. Олимпийские расклады — чересчур затейливая штука, чтобы верить в их незыблемость.

Алексей Доспехов

Источник: kommersant.ru

Читайте также